Заграничные благодетели на Днепре

28.02.2015 Новости   Нет комментариев

Во второй половине XIX века в Российской империи было разработано немало проектов шлюзования Днепровских порогов, причем с каждым новым проектом росли и усложнялись предполагаемые судоходные сооружения и механизмы, а также увеличивалась стоимость необходимых работ. Даже самым закоснелым министерским чиновникам не склонной к новациям северной столицы стало очевидно, что узковедомственное и только судоходное решение проблемы порогов категорически непригодно. Ведь размеры судоходства по Днепру не смогли бы оправдать даже малой части расходов на постройку столь необходимых сооружений. Кроме того, подобного напряжения финансов не выдержала бы и государственная казна. Оставалось лишь рассчитывать на привлечение средств щедрого заграничного инвестора или расчетливого заокеанского концессионера, который, соблюдая интересы империи, сумел бы извлечь и личную выгоду из этого рискованного мероприятия…

+10   

Незадавшиеся концессии

«Чуден Днепр при тихой погоде»

В 1898 году Северную Пальмиру почтил своим визитом известный британский инженер и бизнесмен, полковник Перри – отдаленный потомок небезызвестного авантюриста и искателя приключений, капитана и инженера британского флота Джона Перри, некогда упорно, но безуспешно трудившегося над днепровской проблемой по поручению великого государя императора Петра Алексеевича.

Книга шлюзовых дел мастера о безграничном мздоимстве российских чиновников, пережитых злоключениях и тяготах на службе у московитов, написанная им по возвращении на родину, стала в Европе чрезвычайно популярной. Многочисленные свидетельства деловых людей и дипломатов ее высочества вдовствующей королевы Виктории подтверждали, что в России ничего не изменилось и спустя два века. А посему, посещая министерские и иные властные кабинеты Санкт-Петербурга, полковник Перри мало полагался на пустые велеречивые обещания и сладкие посулы, а при любом возможном случае требовал незамедлительного нотариального оформления юридически полноценных договоров и соглашений. Благо предложить империи ему было что: днепровские расчеты и прожекты предка, заботливо сохраненные и вывезенные в свое время на Британские острова, были тщательно изучены опытными экспертами и признаны вполне осуществимыми, с учетом технических возможностей, появившихся за два пролетевших столетия.

:

Не размениваясь на мелочи, предприимчивый британец предложил дать ему на 99 лет концессию на использование судоходства и гидротехнических возможностей порожистой части Днепра.

Предложение было заманчивым, но, как известно, дьявол кроется в деталях. Предложения бойкого иноземца были прочтены многими так, словно могущественную и суверенную Россию представили бесправной и подвластной силе британской короны захудалой колонией – какой-нибудь погрязшей в средневековье сипайской Ост-Индией.

Особо всполошились малороссийские владельцы днепровских побережий. Они-то и стали основным движителем и голосом протеста. Предложение Перри было отвергнуто.

Однако незадавшийся концессионер Перри был только первой ласточкой проснувшегося в мире интереса к покорению Днепровских порогов.

В следующие годы подобные, правда, столь же безуспешные предложения, уже на более жестких условиях, сделали и немецкие промышленники.

В 1900 году предприниматель из Североамериканских Соединенных Штатов мультимиллионер Тарген обратился к российскому правительству с предложением продать ему берега Днепра от Екатеринослава и до Александровска для постройки на оных электрических станций. Электричество, утверждал он, так же как и свободное судоходство, вместе с железными дорогами, способны придать этому благословенному, но недостаточно обжитому краю мощный толчок для последующего индустриального и сельскохозяйственного развития по примеру земель Индианы и Иллинойса, равнин Колорадо, Дакоты, Вайоминга и Монтаны. Российский отказ от этой многообещающей перспективы был столь же бесцеремонен и груб, сколь и скор.

Украденный канал инженера Дефосса

Плотина Каховской ГЭС, город Новая Каховка, Херсонская область, Украина

Однако особенно резонансным и шумным стал отказ от прожекта бельгийского инженера Густава Дефосса. Еще в 1891 году, в период царствования Александра III, он предложил соединить Херсон и Ригу большим морским каналом протяженностью более 1600 километров между Днепром и Западной Двиной со значительным углублением этих рек. Связав бассейны Черного и Балтийского морей, канал глубиной 28 футов и шириной по дну 114 футов мог приобрести не меньшее стратегическое значение, чем Суэцкий или Панамский каналы, и сулил России неисчислимые выгоды не только экономического, но и политического свойства.

При этом дно порожистой части Днепра от Екатеринослава до Александровска для создания сквозного судоходства предполагалось расчистить взрывными работами с применением крупных зарядов динамита.

Общая стоимость работ составляла кругленькую сумму в 500 миллионов франков, а срок концессии, оговоренный Дефоссом, – 70 лет.

Инженерный совет министерства путей сообщения отверг проект, назвав его блестящей, но неосуществимой фантазией. При этом была выражена твердая уверенность в том, что неосуществимость прожекта бельгийского инженера слишком очевидна для любого мало-мальски технически образованного человека.

Столь безапелляционное заявление не помешало, тем не менее, воспользоваться идеей и расчетами Дефосса воровитым и бесталанным завистникам из местных российских чинуш. 13 лет спустя проект, подобный бельгийскому, был представлен имперскому министерству путей сообщения уже отечественным специалистом, военным инженером фон Руктешелем. Он попросту беззастенчиво воспользовался наработками Дефосса, положив чужие изыскания и идеи в основу своего якобы авторского прожекта.

Однако от ворованного мало проку. Хотя проектом такого канала заинтересовались на этот раз не только в Петербурге, но и в Париже, в обществе «капиталистов и инженеров» герцога де Бриссака, пообещав России щедрое финансирование и посильную техническую поддержку.

Грандиозным планам не суждено было сбыться. Началась Первая мировая война, и о проекте надолго забыли.

Неразрешенная задача

Давно скрылись под водой неукротимые Днепровские пороги, и даже создан целый каскад гидроэлектростанций. Казалось бы, чего желать более? Осуществления эпохальных, но несбыточных прожектов и мечтаний минувших дней? Впрочем, и сегодня, спустя множество лет, идея строительства канала, связывающего воедино бассейны Черного и Балтийского морей, находит многочисленных приверженцев во властных кабинетах Украины, России и стран Балтии. По убеждению многих авторитетных и непредвзятых международных экспертов, выгоды от сего весьма дорогостоящего проекта способны с лихвой окупить и даже значительно перекрыть все расходы. Однако, как и прежде, все остается на стадии прожектов. Региональные войны, межгосударственные конфликты и противоречия в который раз сводят на нет усилия рассудительных людей, радеющих не только о сиюминутном процветании своих держав, но и о грядущем для их сограждан и ближайших соседей. Решение вековой неразрешенной задачи, способной значительно повлиять на благосостояние миллионов людей и по-настоящему изменить их жизнь к лучшему, вновь откладывается на неопределенный срок.

Борис АРТЕМОВ

«Чуден Днепр при тихой погоде»

Плотина Каховской ГЭС, город Новая Каховка, Херсонская область, Украина

Днепр и его притоки

Днепрострой. Возведение перемычек на реке

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>