Тайны и загадки булгаковской Москвы

18.09.2015 Что от нас скрывали   Нет комментариев

Тайны и загадки булгаковской Москвы

Если задать любому москвичу вопрос, кого считать здешним «гением
места», то в большинстве случаев вам назовут имя Михаила Афанасьевича
Булгакова. Бродя по столице, невольно ассоциируешь ее улицы и дома с
событиями «Мастера и Маргариты»… Об особенностях булгаковской Москвы
рассуждает писатель, автор книги «Тайны и загадки Москвы» Ирина
Шлионская.

Центром булгаковской «топографии» является, пожалуй, вовсе не
квартира № 50 в доме № 10 по Садовой, где сейчас расположен музей его
имени, а знаменитый Дом Пашкова, откуда герои романа прощались с
российской столицей.

«На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из
самых красивых зданий Москвы находились двое: Воланд и Азазелло. Снизу
их никто не мог видеть, но им самим город был виден почти весь», –
говорится в книге.

«Пашков дом» не только являлся в то время «одним из красивых зданий
Москвы», но и имел богатую историю. Выстроен он был в 1784-1786 годах по
заказу капитан-поручика лейб-гвардии Семеновского полка Петра Пашкова.
Автором проекта предположительно стал знаменитый архитектор В.И.
Баженов. Согласно легенде, архитектор специально «отвернул» свое детище
от Кремля – якобы в отместку Екатерине II, с которой у Баженова не
ладились отношения.

:

В 1839 году дом был приобретен казной для Московского Университета. С
1843 года здесь размещался Дворянский институт, затем здание было
передано Румянцевскому музею. По преданиям, здесь в XIX веке проходили
собрания тайного общества масонов. Возможно, именно это послужило для
Булгакова мотивом ввести здание в сюжет. Ныне же «Пашков дом» известен
как знаменитая «Ленинка», или Российская государственная библиотека.

У «Дома Грибоедова», где, по Булгакову, размещался ресторан
МАССОЛИТа, тоже есть реальный московский прототип. Это «Дом Герцена» на
Тверском бульваре, где теперь расположен Литературный институт. Здесь в
20-е годы действительно находился ресторан, куда были вхожи члены
многочисленных тогда в Москве писательских ассоциаций.

В том же романе «Мастер и Маргарита» первое знакомство с нечистой
силой происходит на Патриарших прудах. Вряд ли выбор этого места
случаен.

Когда-то в районе нынешних московских улиц Тверской бульвар, Садовая,
Тверская и Малая Никитская лежал обширный пустырь, где местные жители
пасли коз. А рядом – болото, прозванное Козьим. (В честь него получили
название Большой и Малый Козихинские переулки.) Хотя, по иной версии,
название болота пошло от Козьего двора, откуда шерсть отправляли к
царскому и патриаршему дворам.

Из Козьего болота вытекал еще ручей со зловещим названием Черторый.
Людям здесь становилось не по себе, лошади, проезжая мимо, шарахались в
сторону. А еще здесь водились лихие люди, нападавшие на проезжавших мимо
купцов. Ограбив несчастных, разбойники убивали их и топили трупы в
трясине. Иные сами забредали сюда по глупости или любопытству – и
находили смерть.

В начале XVII века это место избрал для своей резиденции тогдашний
патриарх Всея Руси Гермоген. Так появилась здесь Патриаршая слобода. А в
1683-84 годах уже другой патриарх – Иоаким – распорядился осушить
болота.

Для этого были вырыты три пруда, от них позднее возникло название
Трехпрудного переулка – того самого, в котором родилась и жила Марина
Цветаева. Пруды были освящены и получили название Патриарших.

Прошли годы, Патриаршая слобода пришла в упадок, а позднее было
отменено и само патриаршество. Пруды постепенно вновь стали
заболачиваться. В начале XIX века их зарыли, сделав один декоративный
прудик и разбив вокруг него сквер. Название Патриаршие, правда, при этом
сохранили.

При советской власти Патриаршие пруды были и вовсе переименованы в
Пионерские. Правда, под таким названием они просуществовали недолго.

При этом Патрики (так звали их в народе) и по сей день пользуются
недоброй колдовской славой, что заставляло многих москвичей обходить их
стороной. Не рекомендуется, к примеру, гулять здесь после захода солнца в
одиночку – можно якобы столкнуться с нечистой силой…

Между тем, мало кто догадывается о том, что многие детали
булгаковской Москвы на самом деле «позаимствованы» писателем из… его
киевской биографии!

Вот описание пейзажа, который видит Маргарита по дороге на шабаш:
«Под ветвями верб, усеянными нежными, пушистыми сережками, видными в
луне, сидели в два ряда толстомордые лягушки и, раздуваясь
как резиновые, играли на деревянных дудочках бравурный марш…» Это
точь-в-точь Лягушки, которых можно увидеть на верхнем карнизе Дома с
химерами Владислава Городецкого.

Что же касается гибели Берлиоза под трамваем, то этот трагический
сюжет мог быть навеян Булгакову несчастным случаем с киевским
архитектором Зекцером, который, попав под трамвай, скончался, правда, не
сразу, в больнице на Рейтарской, 22. На той же улице, в доме под
номером 25, как раз напротив больницы, в 1913 году жил сам писатель…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>