1967. Марс: секретная миссия

18.03.2016 Что от нас скрывали   Нет комментариев


В конце 1967 года в Институте медико-биологических проблем стартовал уникальный эксперимент. Трое испытателей — Андрей Божко, Герман Мановцев и Борис Улыбышев — целый год провели в маленькой гермокамере наземного экспериментального комплекса. Условия – спартанские. Площадь – всего 12 метров. На всех.

В жилом комплексе земного марсолета — пять модулей. Объем каждого — 500 кубических метров. В ходе второго этапа эксперимента «Марс-500» шесть добровольцев провели здесь более трех месяцев. У каждого — отдельная каюта, шесть квадратных метров личного пространства. О таком комфорте 40 лет назад испытатели могли только мечтать.

Мало кто знает, что в конце 1967 года в Институте медико-биологических проблем стартовал уникальный эксперимент. Трое испытателей – Андрей Божко, Герман Мановцев и Борис Улыбышев — целый год провели в маленькой гермокамере наземного экспериментального комплекса. Условия – спартанские. Площадь – всего 12 метров. На всех.

«Это очень малая площадь, вплоть до такого физического контакта. Когда мы открывали эти полки, поднимали спальные места, то уже совсем мало прохода было», — вспоминает испытатель Андрей Божко.

«Через несколько дней, когда мы уже освоились, адаптировались более-менее, то поняли в какую историю влипли! – говорит инженер – испытатель Борис Улыбышев. — А выхода не было, конечно. Понимаете? Ну и впереди еще целый год».

:

Полная изоляция от внешнего мира. Общение – только с начальником эксперимента по радиосвязи. Научная цель эксперимента – отработка систем жизнеобеспечения в замкнутом пространстве. Фактически — подготовка к космическому полету на другую планету. Проект был совершенно секретным. Родным испытатели сказали, что убывают в долгую командировку на Северный полюс.

«Вода была из урины. Она крутилась по контуру, и из этой воды мы должны были готовить и борщ, и щи», — рассказывает Божко. Жесткая экономия во всем. В космосе – каждый грамм на вес золота. Душ – раз в 10 дней. Скудный рацион — 1000 калорий в сутки. Для сравнения — современные космонавты съедают 3000 калорий ежедневно. За время эксперимента инженер Борис Улыбышев похудел на 12 килограммов.

Одним из неприятных моментов, по словам Андрея Божко, было кровотечение десен: «Кровь была на краях кружек, из которых мы пили. Борис сказал, что из такой кружки пить не будет». Постоянный шум. Днем и ночью воздух в гермокамере гоняли вентиляторы. Громкость – до 90-100 децибел, как в метро. В такой обстановке надо было не просто жить, а напряженно работать.

«Мы заставляли сам экипаж заниматься научной работой. Божко занимался научной работой по оранжерее, по выращиванию растений. Мановцев апробировал новую технику медицинскую, Улыбышев был главным ремонтником», — говорит технический руководитель эксперимента Александр Адамович.

Испытатели и сами стали объектом для изучения. Круглые сутки все события снимали 3 кинокамеры. «Трудно к этому привыкнуть, конечно, но со временем мы меньше стали реагировать на эти камеры», — делится воспоминаниями Божко.

Психологические тесты, медицинские исследования, раз в 2 недели – анализ крови. Испытатели в шутку прозвали эти дни «кровавыми». Для обозначения аварийных дней названия не придумали. При температуре плюс 30, 90% влажности и содержании углекислого газа в 10 раз выше нормы шутить не хотелось.

— Борис, как себя чувствуешь?
— Самочувствие ухудшилось, жарко, нечем дышать.

Самым трудным оказались не быт и аварийные ситуации, а конфликты экипажа. Испытателей трое. Наиболее сложное, с точки зрения психологии, количество людей в коллективе. Неизбежны конфликты, борьба за лидерство.

«Группа людей малочисленная в изолированных условиях ведет себя по-другому, я имею в виду — кто командир, как себя вести, кто кого подавляет, то есть чисто такие моменты, которые являются предметом изучения до сих пор», — полагает биолог-испытатель Андрей Божко.

«Нас трое. Что такое трое? Понимаете? Это значит — два и один, то есть это коалиции. То эта пара, то та пара», — рассказывает инженер-испытатель Борис Улыбышев. «Любой коллектив — и человеческий, и в животном мире тьма примеров – всегда ищет какого-то, скажем, не дурака, а человека, занимающего низкий уровень, с низким статусом в коллективе, и на нем, так сказать, отыгрываются», — продолжает мысль Улыбышева врач-испытатель Герман Мановцев.

Отдушиной была оранжерея. По условиям полета ее «пристыковали» к гермокамере через несколько месяцев. Появилось новое жизненное пространство. Андрей Божко вспоминает: «У Бориса была гитара. Он иногда уходил сюда с гитарой, и мы слышали с Германом из бытового отсека, как доносились грустные мелодии».

Было очень сложно, но они справились. В ноябре 68, через год после начала эксперимента, испытатели покинули гермокамеру. Их встречали как героев. «Были приглашены члены правительства на встречу, космонавты, конечно, руководители эксперимента на встречу с ними. Мы уже лаборанты, врачи, просто сотрудники — мы не допустились», — говорит Виолетта Городинская, оператор пункта наблюдения.

Сегодня они снова встретились. Встретились, чтобы попрощаться с экспериментальным комплексом, который целый год был их домом. Гермокамеру, в которой прошел первый в мире эксперимент, сделавший дорогу к Марсу чуть-чуть короче, скоро демонтируют.

Спустя 41 год на смену им пришли новые герои. Сменились декорации. Сделать наземный космический дом более комфортабельным, свести до минимума конфликтные ситуации в экипаже стало возможным благодаря стойкости первых секретных испытателей.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>