Осип Шор — настоящая жизнь «Великого комбинатора»

13.01.2017 Что от нас скрывали   Нет комментариев

Осип Шор - настоящая жизнь "Великого комбинатора"

Трудно, наверное, найти человека, который бы не знал, кто такой Остап Бендер, или Великий комбинатор. В этого литературного героя Ильфа и Петрова было влюблено не одно поколение советских граждан, видевших в образе этого героя некий вызов советскому образу жизни. После выхода в свет «Двенадцати стульев» поиски прототипов героев романа велись на самом серьезном уровне, и версии были самые различные.

Были обнаружены прототипы практически всех героев, но прототипа Бендера так и нашли. Считалось, что образ этот — собирательный.

Б.Е. Галанов, написавший книгу «Ильф и Петров. Жизнь и творчество», полагал, что прототип Остапа — некий Митя Бендер, одесский знакомый авторов. Р.А. Александров в книге «Прогулки по литературной Одессе» называет Митю Агатова — по всей видимости, это тот же человек, живший в шикарном зале квартиры N4 дома 33 на улице Петра Великого.

Но все это было, что называется, «мимо кассы». Однако и у Остапа Бендера был прототип! Звали этого замечательного человека Осип Шор.

Осип Вениаминович Шор родился 30 мая 1899 г. в Никополе (сейчас это Днепропетровская область) в семье владельца магазина колониальных товаров купца 2-й гильдии Вениамина Шора и его жены — дочери крупного одесского банкира Екатерины (Куни) Бергер.

Вырос Осип в Одессе, куда Шоры переехали, когда мальчику исполнился годик, то есть в 1900 г.

В Одессе семья Шоров жила в доме N78 на улице Полтавской победы (ныне Канатной). Осип, или Остап, как называли его домашние и друзья, был вторым ребенком в семье. Его старший брат Натан впоследствии сыграл в жизни Остапа важную роль.

В 1901 году их отец умер от сердечного приступа, и через несколько лет Екатерина Бергер вторично вышла замуж за удачливого петербургского купца Давида Раппопорта.

От этого брака родилась девочка Эльза, ставшая впоследствии известной художницей.

В 1906 г. Остап поступил в мужскую гимназию Илиади. Через много лет Ильф и Петров «определили» сюда и Остапа Бендера, который, как утверждают авторы «Золотого теленка», на всю жизнь запомнил «латинские исключения, зазубренные… в третьем классе частной гимназии Илиади».

Судя по оценкам, к точным наукам Осип был склонен больше, чем к гуманитарным (единственная тройка среди тринадцати дисциплин у него была по русскому языку и словесности, а вот по предмету, изучавшему «законы еврейской веры», Шор имел твердую четверку). Зато по законоведению, заметьте, у него была твердая пятерка!

Став студентом физико-математического факультета Новороссийского университета и передумав учиться в этом замечательном вузе, при этом не имея ни гроша в кармане, семнадцатилетний Осип-Остап в 1916 г. отправился в Санкт-Петербург, чтобы собственноручно написать заявление о поступлении на механический факультет Технологического института имени императора Николая I.

Но, как говорят в Одессе, недолго музыка играла: дело о принятии в число студентов Осипа Шора, начавшееся 13 ноября 1916 г., было закончено 13 сентября 1917-го.

:

Осипа часто называли непризнанным гением. И в самом деле, у Шора было множество гениальных идей, но он мечтал найти курицу, которая будет нести ему золотые яйца.

И он встретил эту курицу в буквальном смысле. Осип нашел ее на дороге и что-то в ее внешнем виде было неприличное — она была без единого перышка.

Впереди Осипа-Остапа и его странное пернатое ожидало прекрасное будущее на сельскохозяйственной выставке. Лысая курица стала знаменитостью!

Одесские газеты разнесли весть об удивительном открытие отечественных селекционеров — мечте поваров и домохозяек — курице, которую не надо ощипывать! На это сообщение тут же отреагировала мясная промышленность.

Крупнейшие мясозаводчики прислали в Одессу своих агентов, которые были приглашены в местное научное общество, где седой профессор прочел им длинную лекцию о революции в области птицеводства. В роли профессора выступил… переодетый Шор.

Фирма «Идеальная курица» (ну чем не «Рога и копыта»?!) заключила контракты с крупнейшими птицефабриками юга России. Однако в назначенный срок курицы заказчикам не поступили.

Впрочем, кто бы сомневался… Заводчики забили тревогу, но профессора и фирму найти не удалось. Нашли только курицу, у которой на шее болталась записка: «Мы, одесские селекционеры, вывели еще курицу без головы и костей».

Похоже, если не без костей, то без головы были те, кто купился на идею, видя только одну-единственную курицу! Которая, кстати, оказалась без перьев неизвестно по какому поводу. Может, болела… А, может, кто поймал, ощипал да вырвалась курочка, принесшая столько золотых яичек!

А вот еще несколько «шуток» прототипа бессмертного Бендера. 30 мая 1918 г. Осип Шор праздновал свое восемнадцатилетие, поздравлять его пришли весьма уважаемые люди — сахарозаводчик Евлампий Кутякин, бандит Васька Косой и раввин местной синагоги Берштейн.

Все они обращались к имениннику с большим почтением и благодарили его за гениальные идеи. И это к восемнадцатилетнему, можно сказать, пацану!

А в чем же дело было? Купец Кутякин был обязан Осипу по гроб жизни за то, что тот помог избавиться ему от конкурента — купца Розенбаума. Оба они консервировали вино сахаром, и у обоих оно прокисало, не доехав и до Самары.

Шор нашептал Розенбауму тайный рецепт — если в вино добавить борной кислоты, то оно не превратится в уксус, даже доехав до Хабаровска. В результате Розенбаум разорился — у вина оказался такой «насыщенный букет», что его не стали пить даже горькие пьяницы.

Банда Васьки Косого давно присмотрела для грабежа банк, но там была огромная двухсоткилограммовая дверь с кодовыми замками, к которой было не подступиться.

Только взглянув на здание банка, Осип понял, что дверь открывать не потребуется, нужно только переодеться трубочистами и попасть в банк через печные трубы. Стоит ли говорить, что Шор получил свой процент после осуществленного ограбления.

Но самую остроумную идею Шор предложил раввину. Берштейн хотел лучшей жизни для своих прихожан, и он по совету Осипа начал продавать места в раю. Для наглядности на стене синагоги был вывешена схема рая, представленная как дорогой пансионат.

Внизу был прейскурант, где каждый мог выбрать себе местечко в раю по вкусу и по карману. На взносы желающих раввин отреставрировал синагогу и отремонтировал собственный дом.

Но особого, конечно, внимания заслуживает десятимесячное путешествие Осипа Шора из Москвы в Одессу. Кругом царил хаос, вот и выкручивался безденежный Осип как мог.

Чем он только не промышлял по пути домой! Не умея толком играть в шахматы, несостоявшийся студент представлялся гроссмейстером; не держав ни разу в руках кисти, он устроился художником на пароход, курсировавший с агитационными рейсами; наведывался в различные заведения в качестве пожарного инспектора…

Кроме того, Шор женился на некой ну очень тучной женщине, послужившей прототипом мадам Грицацуевой. Причем сделал он это исключительно из меркантильных соображений — времена были голодные, а она держала лавку. Так и пережил парень зиму…

Вернулся Осип в Одессу в самое тяжелое время. За очень короткое время в городе власть сменилась четырнадцать раз! На улицах вовсю орудовали банды Мишки Япончика. Город утопал в бандитизме. Молодые одесситы начали объединяться в народные дружины под эгидой местной милиции.

Осип Шор был физически развитым человеком. Еще в гимназии он увлекался классической борьбой, гиревым спортом и футболом. Жить ему в Одессе было не на что.

Поэтому Осип Шор устроился в одну из таких дружин и вскоре стал ведущим оперуполномоченным по борьбе с бандитизмом Одесского уголовного розыска.

Налетчиков Осип Шор не щадил, а сопротивлявшихся при задержании бандитов беспощадно ликвидировал. Немудрено, что получил Осип кличку «Борзый опер».

Пойманных допрашивали с таким пристрастием, что они выдавали сообщников пачками. Естественно, Мишка Япончик распорядился «борзого» опера пристрелить.

И вот в кафе на Лонжероновской улице произошла знаменитая перестрелка, в ходе которой банда не досчиталась четверых наемных убийц, а Осип Шор не получил даже царапины. В таких случаях в воровской и бандитской среде говорит: «фартовый». Осип на самом деле был фартовым.

И все же Осипу отомстили: бандиты убили его брата, поэта Анатолия Фиолетова. Вычислив убийцу, «борзый опер» лично явился в бандитскую «малину» во Втором Заливном на Пересыпи, выложил именное оружие на стол и спросил: «Кто из вас, подлецов, убил моего брата?».

В широком пиджаке, матросской тельняшке и «капитанке» на голове, Шор, страшный и могучий, долго стоял перед кающимся убийцей. А потом… простил его. Всю ночь Остап провел у бандитов. При свете огарков они пили чистый спирт, не разбавляя его водой.

Читали стихи убитого поэта и плакали. С первыми лучами солнца Остап спрятал в деревянную кобуру маузер и беспрепятственно ушел, чтобы снова начать борьбу с бандитами не на жизнь, а на смерть.

Впрочем, гибель брата подействовала на Осипа Шора, как и рассчитывали бандиты, угнетающе. Он поклялся не брать больше в руки оружия, уволился из уголовного розыска и уехал в Петроград. Там сразу же — случилось это в 1922 г. — угодил в тюрьму за драку с человеком, оскорбившим его спутницу.

В заключении Осип пробыл недолго: его освободили сразу же после поступления сведений из Одессы о его боевом прошлом и стали уговаривать поступить на службу в Петроградский уголовный розыск. Но клятва есть клятва — Шор оказался.

В 1934 г. Осип уезжает в Челябинск помогать своему другу Василию Ильичеву, директору тракторного завода, поднимать народное хозяйство. В 1937 г. Ильичева арестовывают сотрудники НКВД в его служебном кабинете. Остап затевает с ними драку, что было, без сомнения, смелым поступком.

Его арестовали, но он опять совершил нечто выдающееся — сбежал. Из НКВД! Долгое время Осип скрывался в Ленинграде, а затем перебрался в Москву, где жил у своего одесского приятеля, уже известного автора «Трех толстяков» и «Зависти» Юрия Олеши.

Во время Великой Отечественной прототип Остапа Бендера пытался пробиться в блокадный Ленинград, где находились его родственники. Многие пытались вырваться из блокадного города во что бы то ни стало, Осип же рвется к родным.

Но это ему не удается. В конце концов из-за всех мучений у него развилась серьезная болезнь — экзема, которая переросла со временем в рак кожи. Больного Осипа Шора эвакуируют в Ташкент, куда ранее эвакуировалась его сестра. Здесь Осипа, к счастью, вылечили.

После войны Осип Шор с сестрой переехал в Москву. Детей у него не было — семьей Осип Вениаминович так и не обзавелся, сестра Эльза Раппопорт (кстати, ставшая первой женой Леонида Утесова) работала на «Мосфильме» костюмером-гримером.

Под конец жизни Осип Вениаминович был вполне мирным человеком. Шор вышел на пенсию по инвалидности, но до последних лет жизни работал проводником поезда Москва-Ташкент.

Пятнадцать дней он ехал на поезде в Ташкент, пятнадцать дней — обратно в Москву, месяц жил у сестры в столице в крохотной комнатенке, носил потертый макинтош и сандалеты, и по старости лет уже ни с кем не общался.

Этот незаурядный человек, проживший бурную и неоднозначную молодость, дожил почти до восьмидесяти лет и был похоронен на Востряковском кладбище в Москве в 1978 г., перенеся два инфаркта и ослепнув на один глаз.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>