Американцы на Луне

17.03.2017 Что от нас скрывали   Нет комментариев

Американцы на Луне

— Американцы на Луне никогда не бывали, —  разразился гневом мой
сосед Иван, бывший пилот вертолёта, когда в нашей неспешной, о том, о
сём беседе, речь зашла о высадке на Луну.

     Я снял с полки толстенную энциклопедию «Космонавтика», издания 1985
года, и раскрыл её на странице с портретом первого человека, ступившего
на Луну, Нила Армстронга.
     Далее в приложениях к справочнику помещались хронологические
таблицы полёта космонавтов на космических кораблях и орбитальных
станциях, начиная с первого полёта в космос Юрия Алексеевича Гагарина. В
1969 году в таблице появились строки со сведениями о шести высадках
американцев на Луну, совершённых на космических кораблях «Апполон».

      — Ну, а как ты объяснишь портреты и таблицы о полётах американцев в
столь уважаемом справочнике издательства «Советская энциклопедия? –
продемонстрировал я всё это Ивану.
       Иван явно хотел, но не стал материться по поводу моего
легковерия, а как истинно культурный собеседник, попытался направить мои
доводы в нужное русло:
     — Неужели ты не зришь здесь чистейшей воды мистификации?

      Но вызвать меня на спор Ивану на этот раз не удалось. Я давно и
безоговорочно не верил в эту небывальщину с высадкой на америкосов Луну.

     Мистификация лезла наружу сразу же после первого показа документальных съемок о посещении Луны астронавтами США.
     Отсутствие звёзд на лунном небосводе, явное колыхание ветром
звёздно-полосатого флага американцев в вакууме, подозрительно
декоративная поверхность лунного грунта. Тяжкое, неуклюжее, какое-то
приземлённое передвижение астронавтов мелкими прыжочками. И это на
планете, где сила тяжести в шесть раз меньше земной!
     Бросалось в глаза неестественное занижение в 2-3 раза скорости
телодвижений астронавтов, что по замыслу мистификаторов должно было
убедить зрителя в замедленной «лунности» прыжков.
     Самое удивительное, что этой наглой профанации поддались наши
учёные, наши власти, наши научно-технические издательства и, наконец,
даже многие наши космонавты.
     Ситуация в который раз напомнила знаменитую сказку о голом короле.
Все прекрасно видят, что их дурачат, никакой высадки на луну не было,
но, боясь прослыть глупцами, важно надувают щёки и согласно кивают
головой.

     В Интернете опубликована статья, автор которой на основе несложных
математических расчётов и анализа видеокадров блестяще доказывает, что
съёмка «лунных» скачков длиной в 30 – 40 сантиметров, якобы
американскими астронавтами, производилась в условиях земного тяготения.
Далее автор  публикации приходит к заключению, что  прыжки астронавтов,
даже в полной экипировке, на лунной поверхности при демонстрируемых
усилиях должны были иметь длину, по крайней мере, 2,5 – З метра  и 50
-60 сантиметров в высоту.

:

     От лживой сказки о прогулках американцев по Луне можно легко
избавиться и без высшей математики. Достаточно перечитать повесть
великого фантаста Герберта Уэллса «Первые люди на Луне». В приведённом
ниже эпизоде (с небольшими сокращениями) показан выход на поверхность
Луны людей из фантастического межпланетного летательного аппарата-шара.
Несмотря на наивные представления того периода об условиях жизни на
поверхности нашего спутника, красочное описание передвижения на луне
поражает предвидением писателя.
 
     «Несколько  хлопьев  снега  закружились и  исчезли, когда  лунный
разреженный воздух наполнил  наш шар. Я  опустился на колени, уселся  у
края отверстия и выглянул  наружу.
     Внизу,  на расстоянии  одного  ярда (1 ярд равен 91 см – А.С.) от моего  лица,  лежал чистый, девственный лунный снег.
     Кейвор протянул руку за одеялом, просунул голову в отверстие
посередине и, закутавшись, сел на краю люка. Ноги его находились  на 
расстоянии шести дюймов (в 1 дюйме содержится 2.54 см – А.С.) от снега. 

     С  минуту  он  колебался,  потом спрыгнул и  встал на девственную почву Луны.
Фигура его, преломленная краем стекла, показалась мне фантастической. С
минуту он стоял, осматриваясь вокруг. Потом собрался с духом и вдруг
прыгнул в воздух.

     Выпуклое  стекло изображало  все в искаженном виде,  но  прыжок
Кейвора показался  мне  чересчур  высоким.  Он  сразу очутился очень
далеко, отлетел футов на двадцать или на тридцать от меня (1 фут равен
примерно 30,5 см – А.С.). Теперь он стоял высоко на скале и махал мне
рукой. Может быть, он кричал, но я  ничего не слышал. Как он  смог
сделать такой гигантский прыжок? Это похоже на колдовство!
     Ничего не  понимая,  я  тоже  спустился через  люк. Прямо  передо 
мной снежный сугроб подтаял и образовал яму. Я сделал шаг и тоже
прыгнул. Я поднялся в  воздух,  с неудержимой  силой летел  прямо на 
скалу,  на которой  стоял Кейвор,  и в изумлении обеими руками 
ухватился за нее. Потом истерически расхохотался. Я был очень смущен.
Кейвор  наклонился  ко  мне  и пронзительным голосом крикнул, что надо
быть осторожным.
     Я забыл, что на Луне, масса которой в восемь раз, а диаметр — в 
четыре раза меньше, чем у  Земли, мой вес  составлял всего только одну
шестую часть земного моего веса. Неожиданный полет напомнил мне об этом.
     — Мы ходим здесь без помочей матери Земли, — заметил Кейвор…

     — Посмотрите, — сказал я, оборачиваясь, но Кейвор исчез.
     В испуге я словно оцепенел,  потом  поспешно подошел к  краю скалы,
но, пораженный исчезновением  Кейвора, снова  забыл, что  мы находимся 
на Луне.
     Большой шаг,  сделанный  мною, передвинул бы  меня на Земле на
один  ярд, на Луне он перенес меня ярдов  на шесть через край скалы. 
Это походило  на тот кошмарный  сон, когда нам кажется, что мы летим
вниз. На Земле падающее тело проходит в первую секунду  шестнадцать
футов,  на  Луне же — всего два фута, имея  при  этом  вес в шесть раз
меньший. Я упал, или,  вернее, спрыгнул на тридцать футов. Мне
показалось, что прыжок длился довольно долго  — пять или шесть секунд. Я
полетел по  воздуху и  опустился,  как  перышко, увязнув  по колени в
снежном сугробе на дне оврага,  среди  синевато-серых скал с белыми
прожилками.

     Я огляделся по сторонам.
     — Кейвор! — крикнул я, но Кейвора нигде не было.
     — Кейвор! — завопил я еще громче, но лишь горное эхо откликнулось на мой призыв.
      Отчаянным рывком я вскарабкался на вершину скалы и крикнул:
     — Кейвор!
     Крик мой напоминал блеяние заблудившегося ягненка. Шара  тоже не
было  видно, и на минуту  меня охватило страшное ощущение одиночества.
     И тут я увидел Кейвора. Он смеялся и махал рукой, стараясь привлечь
мое внимание. Он стоял на площадке скалы, ярдах в двадцати или тридцати
от меня. Я не мог слышать  его голоса, но жесты его говорили: «Прыгай».
Я колебался: расстояние казалось огромным. Однако я решил, что,
наверное, смогу прыгнуть дальше, чем Кейвор.
     Я  отступил на шаг назад, собрался с духом и прыгнул вверх; я
взлетел в воздух и, казалось, не смогу спуститься вниз. Жуткое и в то же
время сладостное ощущение полета! Необыкновенное,  как сон! Мой  прыжок
оказался слишком  большим. Я пролетел над головой Кейвора и увидел, что
падаю в овраг с  колючками. В испуге я крикнул,  протянул вперед руки и
расставил ноги.  Я упал  на огромный  гриб,  который лопнул  подо 
мной,  развеяв  массу оранжевых спор и обдав меня оранжевой пылью. 
Отплевываясь, я покатился вниз и затрясся от беззвучного смеха. Из-за
колючих  кустов  выглянуло  маленькое  круглое  лицо Кейвора.  Он что-то
говорил мне.
     — Что? — хотел я спросить, но у меня перехватило дыхание.
     Он медленно спускался ко мне между зарослями.
     — Нам нужно быть осторожнее, — сказал он. — Эта Луна не признает земных законов. Она  разобьет нас вдребезги.
 
     Он помог мне встать  на  ноги.
     —  Вы чересчур  напрягаетесь,  — сказал  он, смахивая  рукой желтую  пыль  с  моей одежды.
     Я стоял  тихо,  тяжело  дыша, пока он счищал с моих  колен и локтей студенистое вещество и читал мне наставления.
     — Мы должны приспособиться к невесомости. Наши мускулы еще
недостаточно приучены. Необходимо попрактиковаться, когда у вас 
восстановится правильное дыхание…

     Я вытащил из руки два или три вонзившихся  шипа и в изнеможении 
присел на скалу.  Руки и  ноги  у меня дрожали.  Я  чувствовал  себя
неловко,  как человек, впервые пробующий ездить на велосипеде.
     Оказалось, что, кроме  нескольких ссадин,  я  не получил никаких 
серьезных  ушибов при падении. Кейвор предложил найти более безопасное 
и  удобное  место  для  следующего  прыжка. Мы  выбрали,  наконец,
площадку на  скале  на  расстоянии  около  десяти ярдов,  отделенную  от
нас темно-зелеными колосьями.
     — Прыгнем сюда,  —  предложил Кейвор, разыгрывавший роль
инструктора, и указал на место футах в четырех от моих ног. Этот 
прыжок  я  совершил  без труда  и должен признаться,  что не  без
удовольствия заметил, что Кейвор недопрыгнул  на фут или два  и 
свалился  в колючие заросли.
     — Видите,  как  надо быть осторожным,  — сказал  он, вытаскивая
шипы, и после этого бросил разыгрывать из себя учителя и стал моим
товарищем в школе лунного хождения. Мы выбрали еще более легкий прыжок и
совершили его шутя, затем прыгнули назад, потом снова вперед  и
повторили это упражнение несколько раз, приучая мускулы к новому режиму.
Я никогда не поверил  бы,  что можно приспособиться так  быстро,  если 
бы не  узнал  на собственном опыте. Очень скоро, после двадцати —
двадцати пяти прыжков, мы легко определяли  усилие,  необходимое для
каждого расстояния…

     Нас охватила  жажда деятельности.  Мы  выбрали мшистый пригорок
ярдах в пятнадцати от нас и благополучно взобрались на его вершину.
     — Отлично! — кричали мы. — Отлично!

     Кейвор сделал три шага и прыгнул на  снежный  скат ярдах в
двадцати.  Я стоял неподвижно, пораженный уморительным видом его парящей
в воздухе фигуры в грязной, измятой спортивной шапочке,  с
взъерошенными волосами, с коротким круглым туловищем, длинными руками  и
поджарыми козлиными, тонкими ножками — странной фигуры на фоне лунного
простора. Я громко расхохотался и последовал за ним. Прыжок —  и я
очутился рядом с Кейвором. Мы сделали несколько  исполинских шагов
наподобие Гаргантюа, три-четыре раза  прыгнули и уселись  в  поросшей
мхом  лощине.  Дышать было трудно.  Мы запыхались и  сидели  спокойно,
держась за грудь и вопросительно поглядывая друг  на друга.  Кейвор
бормотал что-то об «удивительных ощущениях»».

     Первое, чем должны были насладиться астронавты США на Луне – это
невиданная свобода передвижений, в то время как на видео запечатлены
жалкие шараханья тяжёлых людей вниз по песчаному склону явно
искусственного насыпного холма, невысокие подпрыгивания.

     В доказательство посещения Луны самые желанные съёмки – звёздное
небо. Звёзд нет на «документальных» материалах американцев, потому что
по этим снимкам астрономы уверенно могут определить местоположение
съёмочной камеры. И это была бы не Луна, а Соединенные Штаты Америки.

Александр Соханский

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
Метки:  американцы
?>