Домовой из Сарагосы

22.09.2017 Новости   Нет комментариев

Таинственный голос, звучавший на кухне в испанском городе, вызвал беспорядки на улицах и стал причиной полицейского расследования. Новости о «домовом из Сарагосы» появились даже в советских газетах.



Беспокойная кухня

Утром 27 сентября 1934 года жильцы дома на улице Гаскон-де-Готор в городе Сарагоса (Испания) были разбужены громким смехом. Изумленные люди стали выглядывать из окон, а потом вышли на лестницу, но там никого не было. Вскоре доносящийся непонятно откуда смех затих. С тех пор жильцы не раз слышали по утрам странные звуки, но перестали обращать на них внимание.

Домовой из Сарагосы

Одну из квартир второго этажа занимали Антонио Палазон с женой и дочерью. У них работала служанка — 16-летняя Мария Паскуэла. Утром 14 ноября она пожаловалась хозяйке, что на кухне слышен мужской голос. Изабель Палазон сначала ей не поверила, но на следующий день сама услышала голос. Когда служанка захлопнула дверцу дровяной плиты, оттуда донеслось:

— Ай, больно, больно!

Изабель и Мария пригласили на кухню соседей, чтобы проверить, не мерещится ли им все это. Соседи услышали рассерженный мужской голос, идущий из дымохода. Он особенно интересовался служанкой, называл ее по имени и громко смеялся.

Домовой из Сарагосы

Дымоход проходил через восемь квартир и шел на покатую крышу, где трудно спрятаться, а выход на нее с чердака надежно запирался. Антонио обратился в полицию.

Когда прибыли полицейские, голос звучал по-прежнему отчетливо. Офицер полез в плиту кочергой, пытаясь нащупать источник звука. Вдруг оттуда донесся крик:

— Ну ты и козел! Больно же!

Полицейские обыскали дом снизу доверху, а потом отключили его от электричества, заподозрив, что где-то спрятан радиопередатчик. Но голос остался.

— Ты хочешь денег? — спросил один из полицейских. — Может, тебе нужна работа?

— Нет!

— Чего же вы хотите, сеньор?

— Ничего не хочу. Я не сеньор. Я вообще не человек!

После этого короткого диалога невидимка замолчал.

На следующий день полицейские привели в дом архитектора и нескольких рабочих с инструментами. Дом как следует проверили, но потайных комнат не нашли. Рабочие срезали все антенны на крыше и вырыли канаву по периметру дома, пытаясь найти не учтенные в чертежах провода.

Потом они вскрыли пол в кухне у Палазона. Голос вежливо и иронично отпускал комментарии. Когда архитектор распорядился пробить дыру в дымоходе и измерить его ширину, голос сказал:

— Не трудитесь, размер дымохода — ровно 20 сантиметров, — и оказался прав.

Решительный штурм

Пока шло дознание, около дома стали собираться зеваки. Толпа перекрыла улицу. Голос продолжал вещать. Когда кто-то выключал свет на кухне, он кричал:

— Включите мне свет! Я ничего не вижу!

Воспользовавшись ажиотажем, несколько студентов задумали пошутить над зеваками и полицией. Они подкупили владельца бара, находившегося на первом этаже дома, и по черной лестнице поднялись на чердак. Там они облачились в простыни, взяли в руки фонари и вышли на крышу, изображая привидений.

:

Толпа бросилась к дому, началась давка. Полицейские поставили посты у обеих лестниц на чердак, и шутники оказались в ловушке. Розыгрыш обошелся участникам в 50 песет штрафа.

24 ноября власти пошли на беспрецедентные меры. Все жильцы были выселены, а толпу на улице разогнали дубинками. Со всех сторон дом оцепили десятки полицейских и добровольцев, не подпуская никого ближе 30 метров.

Внутрь вошли доктора, психологи и священник, окропивший кухню святой водой. Словно в отместку, голос стал говорить еще больше. Всласть поиздевавшись над учеными, невидимка заявил, что присутствующие не стоят его внимания. Наступила тишина.

Через два дня комиссар полиции Перес де Сото объявил на пресс-конференции, что голос больше не звучит. Жильцам разрешили вернуться в свои квартиры.

Домовой из Сарагосы

Передышка оказалась временной. Вечером 28 ноября голос раздался снова. На этот раз «домовой» был явно не в духе:

— А вот и я. Трусы. Вы трусы. Я убью всех жителей этого проклятого дома.

Угрозу восприняли всерьез. За два дня до того, когда комиссар заявил журналистам, что голос умолк, спириты организовали сеанс. В дом их не пустили, и они устроились по соседству, пытаясь вызвать «духа с улицы Гаскон-де-Готор».

Медиум Асунсьон Альварес вошла в транс, но не успела произнести ни одного слова и рухнула лицом вниз. Врачи, поспешно вызванные на помощь, смогли лишь констатировать смерть сеньоры Альварес.

Другой причиной для страха стала сделанная в подвале дома жуткая фотография.

В правом углу прохода запечатлелось что-то похожее на очень некрасивое лицо, выглядывающее прямо из стены. Скептики объявили его игрой света и тени. Спириты утверждали, что похожие лица могут создаваться из эктоплазмы (вязкой субстанции, вытекающей из тела медиума) во время контакта с потусторонним миром.

Домовой из Сарагосы

Антонио Палазон решил, что с него хватит, и уехал с семьей из города. В квартире осталась испуганная Мария. Полиция пришла к выводу, что она не имеет никакого отношения к происшествию — когда ее уводили из кухни, голос продолжал разговаривать из печи.

Меры противодействия

В обсуждении загадочных событий на улице Гаскон Готор приняла участие и советская пресса.

«Приглашены три сыщика из Скотланд-Ярда, — писала газета „Советская Сибирь". — В город съехались корреспонденты, кинооператоры и паломники из всех стран. Барселонская радиовещательная станция попросила у хозяев разрешения поставить в кухне микрофон».

Толпа у дома стала еще плотнее. 30 ноября губернатор провинции Сарагоса Отеро Мирелис по радио призвал людей разойтись, но его обращение вызвало обратный эффект. Примерно так же отреагировали журналисты на просьбу больше ничего не писать о «домовом», чтобы сбить накал страстей. Епископ Барселоны обратился к пастве с проповедью, в которой говорил о «последних временах» и чудесах перед светопреставлением.

Домовой из Сарагосы

Луис Фернандо, новый прокурор (старого уволили за то, что допустил беспорядки), взял дело в свои руки. 3 декабря он выпустил заявление для прессы. В нем говорилось, что источником голоса оказалась служанка, изображавшая его при помощи «бессознательного чревовещания». Сама Мария якобы не осознает, что чревовещает, так как впадает в состояние транса.

— Я лично увидел, в чем дело, — говорил прокурор. — Наши эксперименты ясно доказали, что «голос» является психическим феноменом, который происходит только при определенных условиях. С научной точки зрения этот феномен не представляет интереса, так как подобные случаи известны в истории медицины. Поскольку девушка не может его контролировать, ее не станут привлекать к ответственности.

Врачи пытались возразить, но им сказали, что главная задача медицины — помощь в восстановлении порядка. Психиатр Хоакин Химено Риера записал в дневнике: «Учитывая, как развиваются события, лучшее, что я смог сделать, — это посчитать дело завершенным и промолчать».

Все понимали, что служанку просто подставили: голос звучал как при ней, так и в ее отсутствие. Когда дом временно расселили, отсутствие девушки не мешало «домовому» доводить исследователей до белого каления своими комментариями.

Несчастная Мария не была арестована, но угрозы и осуждающие взгляды людей заставили ее покинуть город. Поскольку семья Палазон отказалась вернуться, хозяин дома расторг с ней договор аренды.

Домовой из Сарагосы

Прощальные гастроли

В опустевшую квартиру въехал некий Грихальва Торре с супругой и детьми. Он, конечно, знал о происшедшем, но верил, что тайна «домового» раскрыта. Однако не прошло и нескольких дней, как голос снова зазвучал. Он никому не угрожал и развлекал многочисленных детей Торре. Четырехлетний Артуро подружился с невидимкой и разговаривал с ним часами напролет.

— «Домовой» обожал загадывать и отгадывать загадки, — вспоминал Артуро Грихальва, уже будучи взрослым человеком. — Однажды отец спросил, сколько человек живет в квартире, и домовой ответил: «Тринадцать». «Ты ошибся, нас двенадцать», -обрадовался отец. Домовой на это закричал: «А вот и нет, вас тринадцать!» Когда отец снова всех пересчитал, оказалось, что голос прав. В первый раз он забыл сосчитать новорожденного.

Полиция продолжала негласно наблюдать за квартирой. Офицеры вскоре узнали о необычной дружбе между мальчиком и потусторонним существом. Когда они приносили в кухню очередной прибор и хотели слышать «домового», присутствие Артуро неизменно развязывало ему язык.

В январе 1935 года голос умолк навсегда.

Жители Сарагосы до сих пор помнят о событиях, потрясших город. В 1977 году на месте снесенного дома, где звучал загадочный голос, построили современное здание. Оно получило официальное название «Здание домового».

Современное "Здание Домового" в Сарагосе

Домовой из Сарагосы

Михаил ГЕРШТЕЙН


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>