В поисках страны Семи городов

27.04.2017 Что от нас скрывали   Нет комментариев

В поисках страны Семи городов

В Средние века на Пиренейском полуострове зародилась легенда. Якобы во время арабского нашествия семь благочестивых епископов Вестготского королевства во главе с епископом
города Порту, спасаясь от завоевателей, отплыли на запад, в
Атлантический океан.

Они достигли некоего острова, где основали семь
поселений, которые быстро достигли неслыханного процветания. В XVI веке
легенда несколько изменилась. Среди конкистадоров распространились
слухи, что сказочно богатые семь городов находятся где-то в глубине
Североамериканского континента. Дальше эти слухи сыграли ту же роль, что
и рассказы об Эльдорадо в Южной Америке. В поисках несметных сокровищ
конкистадоры стали снаряжать все новые экспедиции, которые начали
освоение территории, на которой нынче находятся США.

Слухи находят подтверждение

Одним из таких искателей несметных сокровищ страны Семи городов, или,
как ее еще называли, Сиволы, стал Франсиско Васкес де Коронадо,
уроженец испанского города Саламанки. За океан, в Новую Испанию, он
прибыл в свите вице-короля этой заморской колонии Антонио де
Мендосы-и-Пачеко, человека во многом уникального для той жестокой эпохи.
Ведь де Мендоса стремился облегчить участь покоренных индейцев, охотно
принимая их жалобы: устанавливал для них предельную продолжительность
работы в шахтах, требовал оплачивать труд туземцев, открыл в Мексике
университет, школы и больницы.
По мере того как слухи о чудесной стране Сиволе множились, де Мендоса в
марте 1539 года послал на ее поиски монаха-францисканца Маркоса де Ниса в
сопровождении индейских проводников. Вернувшись в сентябре, де Ниса
стал убеждать испанцев, что видел Сиволу собственными глазами и что
расположена она в стране народа зуни, на территории современного штата
Нью-Мексико.
И тогда Мендоса поручил де Коронадо, который к тому времени стал
комендантом города Кульякана, возглавить военную экспедицию для
завоевания страны Семи городов. В роли вербовщика прямо с церковной
кафедры выступал сам главный свидетель реальности ее существования –
Маркос де Ниса. Красок для восхваления открытой им страны францисканец
не жалел, и желающих отправиться в экспедицию было много. Так что среди
жаждавшего наживы сброда можно было заняться подбором действительно
достойных кандидатов.

:

Чудовищный каньон

Большой каньон – настоящее чудо природы

Экспедиция выступила в феврале 1540 года из поселка Компостела в
Западной Мексике. Ее ядром были 250 конных и 70 пеших испанских солдат,
которых сопровождали порядка 700 «мирных» индейцев, сотни вьючных
лошадей и мулов, большие гурты крупного и мелкого рогатого скота и
свиней. Часть провианта солдаты и индейцы несли на себе, а «мясные
блюда» двигались своим ходом. Отряд двигался на северо-запад вдоль
побережья Мексиканского залива путем, разведанным первопроходцем
Маркосом де Ниса. По морю экспедицию сопровождали суда под общим
командованием Эрнандо де Аларкона.
Достигнув реки Хилы, отряд повернул на северо-восток и углубился в
материк вплоть до южных уступов плато Колорадо, где и должны были стоять
семь сказочных городов, которым слухи порой приписывали размеры столицы
ацтеков Теночтитлана.
Каково же было разочарование конкистадоров, когда они подошли к городу, в
предвкушении наживы названному ими Сиволой. Вместо сказочного
«мегаполиса древности» они, увы, увидели ютящиеся на уступах скалы
строения с плоскими крышами. Крепость эта могла укрыть не более 200
воинов. Испанцы без особого труда выбили из поселения одетых в звериные
шкуры и хлопчатобумажные ткани жителей. Поживиться золотом там не
пришлось, впрочем, де Коронадо позднее вспоминал: «Здесь мы нашли то,
что ценили дороже золота и серебра в тот момент, а именно: много
кукурузы, бобов и цыплят, которые были больше тех, что разводятся в
Новой Испании, соль, лучше и белее которой я не видел в своей жизни».
«Прекрасные города», окружавшие Сиволу, оказались еще меньше и беднее.
Де Коронадо, подчинив себе окрестных индейцев, разослал небольшие
воинские отряды для исследования страны. При этом группа под
командованием Гарсии Лопеса де Карденаса достигла южного края Большого
каньона – настоящего чуда природы, расположенного в штате Аризона.
Пораженным его величием испанцам показалось, что глубина невиданного
чуда природы достигает 3-4 миль. На самом деле его максимальная глубина –
«всего лишь» 1800 метров, то есть немногим более одной сухопутной мили.
К слову, длина Большого каньона – 446 километров, а ширина на
поверхности плато колеблется в пределах от 6 до 29 километров.
Второй отряд, ведомый Харамильо, достиг большой реки, текущей на юг.
Таким образом, он открыл водораздел двух рек: Колорадо, впадающей в
Калифорнийский залив Тихого океана, и Рио-Гранде, несущей свои потоки в
Мексиканский залив Атлантики. Главный отряд под командованием самого де
Коронадо достиг большой реки Пекос, протекающей между Скалистыми горами и
Сакраменто. На берегах этого притока Рио-Гранде отряд остановился на
зимовку.

Среди прерий

Франсиско Коронадо возглавил военную экспедицию для завоевания страны Семи городов

В одном из селений на берегах Пекоса испанцы встретили индейца-раба,
который родился на территории современной Флориды. Он заслужил доверие
европейцев тем, что оказался толковым и надежным проводником. Этот
индеец рассказывал, что к востоку течет огромная река шириной две мили,
что в ней водятся рыбы величиной с доброго коня, а берега густо
населены. Испанцы узнали, что по реке плавают большие челны, в которых у
каждого борта сидят по 20 гребцов. На берегах этой реки находится
страна Кивира, правитель которой проводит свой полуденный отдых под
ветвями огромного дерева, увешанного золотыми колокольчиками, и дремлет
под их тихий перезвон. Жители Кивиры якобы пользуются только золотой и
серебряной посудой, а носы их челнов украшают большие орлы.
Рассказ настолько впечатлил испанцев, что весной 1541 года они
направились на поиски этой чудесной страны. Экспедиция де Коронадо шла
«куда указывала стрелка компаса», пересекая текущие на восток большие и
малые правобережные притоки Миссисипи. Уже в начале пути отряд попал в
бескрайние прерии с огромными стадами бизонов. Через десять дней после
того как они перешли Пекос, конкистадоры «наткнулись на поселения людей,
живших наподобие арабов». Обнаруженные ими племена жили в палатках,
сшитых из дубленой кожи «коров», передвигаясь вслед за стадами этих
животных, а когда нуждались в пище, забивали их. Целый месяц испанцы
продвигались по прериям, делая короткие дневные переходы. 29 июня, в
день Петра и Павла, они достигли большой реки, которую и назвали в честь
этих святых. Видимо, это была река Арканзас, один из притоков
Миссисипи.

Благодатная Кивира

По расчетам де Коронадо, отряд уже был в стране Кивире. Участники
похода позже описывали ее как изрезанную полноводными реками, свежую,
зеленую, роскошную страну, «лучше которой не найти ни в Испании, ни во
Франции, ни в Италии». Они утверждали, что эта местность пригодна для
произрастания всех культур и что иногда близ ручьев можно найти довольно
вкусный дикий виноград.
Страна была хороша, но местные индейцы не имели никаких ценных вещей.
Желтый металл, из которого были сделаны украшения вождей Кивиры,
оказался банальной медью. Приближалась осень, и де Коронадо задумался об
обратном пути.
Возвращение через уже знакомые места заняло 40 дней. Весной 1542 года де
Коронадо хотел вновь дойти до Кивиры и продвинуться дальше, в глубь
открытой им огромной страны. Но планам помешала его болезнь. Дальнейшая
судьба конкистадора и путешественника прослеживается несколько смутно. С
одной стороны, известно, что де Коронадо впал в немилость из-за того,
что не нашел сказочно богатых городов со множеством золота, и был лишен
поста коменданта Кульякана. С другой – что он вплоть до своей смерти в
1547 или 1554 году занимал место в городском совете Мехико.
Однако в любом случае географические открытия экспедиции оказались
выдающимися. В погоне за фантастическими городами и странами де Коронадо
со своими отрядами прошел несколько тысяч километров внутри материка,
который оказался гораздо больше, чем кто-либо предполагал. Были
обследованы на протяжении нескольких сотен километров новые берега.
Европейцам открылся гигантский массив низменностей, гор, речных
бассейнов и прерий. Эта территория площадью около миллиона квадратных
километров в конце XVI века была
присоединена к испанским владениям.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...
?>